Search

Filmmaker, St. Petersburg, relocated to Kyiv, 80 y.o./Кинематографист, СПБ, релоцировался в Киев,80.

I lived in the USSR for fifty years of my long life. Thirty more - in the Russian Federation. Surely I know this country?


Of course, like many in Russia, I knew that there would be a war. Like many - I knew it and did not believe it. However, unlike many, my wife and I on the morning of the accursed 24th, while in St. Petersburg, immediately said that Ukraine would hold its ground. And this was not an emotional response - we were sure of it.

“Putin has signed his own death warrant,” I told someone on the 25th.

“That’s nonsense,” I heard back.

The thing is that my wife lived in Kyiv until the age of 25. She was schooled there. Our son was born in Kyiv. I have been in Ukraine many times and for long periods. We have traveled a lot around the country. So our confidence was based on very real knowledge.


The assertion that Ukrainians and Russians are fraternal peoples is complete nonsense. Yes, these are related Slavic peoples, but nothing more. What clearly distinguishes Ukrainians from the population of the Russian Federation is their historically established, continuous striving for independence - both at the household and civic levels. It is impossible to build a power vertical in this country! That's why Ukrainians were and are so disliked on the territory of the former Empire and the Soviet Union.

And on February 24, no one here was waiting for the order "Shoot to kill!" They decided this on their own. Kyiv survived not so much thanks to the army as to the fighters from the Territorial Defence. It was they who did not let the tank columns from the Sumy region into Kyiv.


High-browed Westerners, who predicted 72 hours of resistance for Ukraine were mistaken once again. For a hundred years (since 1917), Western leaders have not been able to comprehend the essence of totalitarian regimes built on total lies and violence. Bolshevism, Nazism, Putinism are phenomena of the same kind.


And this is not a war for territory, nor is it a war of ideologies, because there is nothing even close to an ideology in today's Russia. This is a war of two worldviews, two existential essences. The archaic thieving, gangster regime is doomed to defeat. I fully countenance Vladimir Osechkin’s theory that the war was unleashed to hide the insane plundering of the military budget. Their money stinks of death.

Citizens who, like me, have a Russian passport in their pocket are placed in a monstrous position: we must, we are obliged to wish for the defeat of our country. During the war, there are only two attitudes - FOR and AGAINST. It is impossible for any honest person to remain in the odious "grey zone" (on the one hand ... on the other …) Yes, we are obliged to do everything so that this regime collapses as soon as possible, so that our country, Russia, loses this war.


It’s easier for me: both my wife and I have a permanent residence permit for Ukraine. Already on the morning of the 24th, it was clear to us that it was no longer possible to remain on the territory of the aggressor state. We flew out of St. Petersburg on March 3rd. We were able to get back to Kyiv only two months later. These were very difficult days, but we achieved our goal.


We do not idealise the Ukrainian state at all. But we see so many beautiful young faces here! We weep over the dead together with the whole country.


When I walk around Kyiv and see guys in camouflage, I press my right hand to my heart. They nod and smile at me...

--------------

Пятьдесят лет моей долгой жизни я прожил в СССР. Еще тридцать – в РФ. Мне ли не знать эту страну?


Конечно, как и многие в России, я знал, что война будет. Как и многие – знал и не верил. Однако, как очень немногие, мы с женой утром проклятого 24-го числа, будучи в Петербурге, сразу же сказали, что Украина устоит. И это не была эмоциональная вспышка, мы были уверены в этом.


– Путин подписал себе смертный приговор, – сказал я кому-то уже 25-го.

– Да перестань, – услышал я в ответ.

Дело в том, что моя жена до 25-ти лет жила в Киеве. Окончила украинскую школу. Наш сын родился в Киеве. Я много раз и подолгу бывал в Украине. Мы много ездили по стране. Так что наша уверенность зиждилась на вполне реальных знаниях.


Утверждение, что украинцы и русские суть братские народы – полная чушь. Да, это родственные славянские народности, но не более того. Украинцев резко отличает от населения РФ исторически сложившееся постоянное стремление к самостоятельности. Как на бытовом уровне, так и на гражданском. Вертикаль власти в этой стране выстроить невозможно! Вот за что так не любили и не любят украинцев на территории бывшей Империи и Советского Союза.


И 24-го февраля никто здесь не ждал приказа «Огонь на поражение!» Решали самостоятельно. Киев устоял благодаря не столько армии, сколько бойцам из теробороны. Это они не пропустили танковые колонны из Сумщины на Киев.

Западные высоколобые деятели, сулившие Украине 72 часа сопротивления, ошиблись в очередной раз. За сто лет (с 1917 года) деятели Запада так и не смогли постичь суть тоталитарных режимов, построенных на тотальной лжи и насилии. Большевизм, нацизм, путинизм – явления одной и той же природы.


И это война не за территории, не война идеологий, ибо никакой идеологии в нынешней России и близко нет. Это война двух мировоззрений, двух экзистенциальных сущностей. Архаичный воровской, бандитский режим обречен на поражение. Я вполне допускаю версию Владимира Осечкина, что война развязана, чтобы скрыть безумное разворовывание военного бюджета. Их деньги воняют смертью.


Граждане, имеющие, как и я, в кармане паспорт РФ, поставлены в чудовищное положение: мы должны, мы обязаны желать поражения своей стране. Во время войны есть только два состояния – ЗА и ПРОТИВ. Ублюдочное пребывание в «серой зоне» (с одной стороны… с другой стороны) невозможно для любого честного человека. Да, мы обязаны сделать все, чтобы этот режим потерпел крах как можно скорее, чтобы наша страна, Россия, проиграла эту войну.


Мне легче: и у меня, и у жены есть вид на постоянное проживание в Украине. Уже утром 24-го нам было ясно, что более пребывать на территории государства-агрессора нельзя. Мы вылетели из Петербурга 3 марта. Нам удалось вернуться в Киев лишь через два месяца. Это были очень трудные дни, но мы своего добились.

Мы вовсе не идеализируем украинское государство. Но мы видим здесь столько прекрасных молодых лиц! Мы плачем вместе со всей страной над погибшими.

Когда я иду по Киеву и вижу ребят в камуфляже, я прижимаю правую руку к сердцу. Они кивают мне и улыбаются…

Recent Posts

See All