Search

Urban researcher, 30s. Relocated to EU Pt.2 / Урбанист-исследователь, релоцировался в ЕС, 30-40 Ч.2

Part 2.


What irritates me most about this personage, who has taken all of Russia hostage - if you carefully follow the timelines of his statements and words, recall what he said yesterday, a week ago, a month - he begins to look like some kind of gambler or swindler who is trying to "con" you, to outfox you. He constantly changes the rules of the game, suddenly declares war, creates a fait accompli, and his explanations are in fact obviously dreamt-up justifications, such as - "we had no choice", etc. Deluded thinking such as “propaganda is for the masses, and Putin, as an experienced secret service officer, thinks more rationally,” evaporated into thin air when he gave his chauvinistic history lecture on TV two days before the attack on Ukraine. It became clear that he was in the grip of a messianic worldview, and that “rational” Putin no longer existed .


After the outbreak of the war, I remembered a phrase that he had said a few years earlier about nuclear war: “We, as martyrs, will go to heaven, and they will simply snuff it.” (Valdai Forum, Sochi, Oct. 2018). Back then we all tried not to attach any importance to it and forget it as quickly as possible. But now I realise that he is not at all rational, that he is in possession of some kind of messianic psyche. Rational logic no longer works in Russia, and since rational logic does not work - who knows what might happen.


Russia, acting through Putin, is already sowing chaos ... Bucha, Irpin, it’s pointless to try and list them all. But at that moment it became absolutely clear to me that since a person is irrational ... anything can be expected from him, right up to nuclear or chemical weapons. Russia could provoke a nuclear war, and the first thing I imagined was that the retaliation system of Western countries would automatically respond with a hit on Moscow. And this is terrifying.

I clearly saw the prospect of an iron curtain and isolation - that Russia would joyfully disconnect from the whole world, which is what’s happening now. This made me very uncomfortable, because my whole life up til then had prepared me for something else. We have always talked about the Soviet Union in the past tense, and I categorically do not wish to return to it. The thought of spending the next 30 years in a fundamentalist country, an outcast with a peripheral culture, feeling like an alien element, really scared me. It was also scary that I was unable to buy needed medicines for parents. This frightened me a lot. In connection with the war, the already-small window of opportunity in Russia has now been greatly reduced; it is clear that there is no longer a need to choose between work projects: a severe economic crisis is beginning. And I realised that it was simply intolerable for me to continue to be in Russia.

I decided not to stay and to relocate, moreover as a result of these developments I no longer had a good job - the company more or less closed. I decided to relocate to the EU in order to keep the integrity of my perceptions, to not immerse myself in the fetid propaganda of Russian society, to not adapt to this new reality and norm.

In Russia, I see many people who had initially freaked out and been worried, but then calmed down and thought - we need somehow to continue to live - and who began to try to live, pretending that nothing was happening. There is a lot of this conformism in my social circle in Russia now. Some of them even rejoice at the easing of sanctions - the supply of components for aircraft ("well, thank God, we came to an agreement"), participate in urban forums, talk about well-being ("the problems of cities have not gone away, life goes on.”)

Speaking of my generation, I recently realised that my birth and growing up were in sync with the change of eras: I was born in the mid-80s at the very end of the totalitarian USSR, when Gorbachev began Perestroika; I went to school in the new Russia; at the beginning of adult-life, Putin came to power, and all my adult development took place under him. At first there was a phase of development, then there was noticeable stagnation. But even at that time, a certain illusion remained - a hope that there would be rapid development.


There was this bubble of cheerful and progressive Moscow life in which we existed, trying to ignore what was happening in the country, living our own private lives and participating in non-shameful projects that improved people's daily lives. It was a cultural, social, and partly professional environment in which the dark arts and brutality of the state did not affect you, you simply did not come into contact with it.


But in the kitchen there was always a radio set, from which emanated jingles familiar from childhood and the voices of the presenters of Echo of Moscow. I had always perceived them as something permanent. And suddenly, a few days after the start of the war, Echo of Moscow fell silent - this silence was terrible and deafening, a turning point, marking a future which will never be the same as what went before.

-------

Урбанист-исследователь, городской планировщик, релоцировался в ЕС, 30 – 40 лет. Ч. 2


Что особенно меня раздражает в этом деятеле, который взял всю Россию в заложники — если следить внимательно за ретроспективой его заявлений и слов, помнить, что он сказал вчера, неделю назад, месяц, — он становится похож на какого-то игрока в наперстки, жулика, который пытается вас «развести», обдурить. Он постоянно меняет правила игры, внезапно объявляет войну, ставит перед фактом, а его объяснения на самом деле являются явно выдуманными оправданиями, вроде «у нас не было выбора», и тому подобное. Иллюзии в духе «пропаганда для масс, а Путин как бывалый спецслужбист мыслит более рационально», испарились ровно в момент его шовинистической лекции по истории по телевизору за два дня до нападения на Украину. Стало понятно, что он одержим мессианством, «рационального» Путина больше нет.

После начала войны я вспомнил фразу, которую он сказал за несколько лет до этого о ядерной войне: «Мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут» (на форуме «Валдай» в Сочи окт. 2018). Тогда мы все дружно постарались не придать этому значение и скорее забыть. А сейчас я отдал себе отчет, что он совсем не рациональный, что он одержим каким-то мессианским сознанием. Теперь в России не работает рациональная логика, а раз не работает рациональная логика — непонятно, что может случиться.

Россия в лице Путина уже вовсю творит дичь...Буча, Ирпень тут даже перечислять нет смысла. Но мне в тот момент стало абсолютно ясно, что поскольку человек нерационален...от него можно ожидать все что угодно, вплоть до применения ядерного или химического оружия. Она может спровоцировать ядерную войну, и первое, что я себе представил, что система возмездия Западных стран сразу автоматически ответит по Москве. В этот момент стало жутко.

Передо мной отчетливо нарисовалась перспектива железного занавеса, изоляции — что Россия радостно отключится от всего мира, что сейчас и происходит. Мне от этого стало резко не по себе, поскольку вся моя жизнь готовила меня к другому. Про Советский Союз мы всегда говорили в прошлом времени, и я категорически не согласен в него возвращаться. Стало страшно провести ближайшие 30 лет в фундаменталистской стране изгое с периферийной культурой ощущая себя чуждым элементом, эта мысль прям меня напугала. Еще стало страшно не смочь купить нужные лекарства родителям. Меня очень напугала эта мысль. В связи с войной и до этого небольшое окно возможностей в России сейчас очень сильно сократилось, понятно, что рабочие проекты сейчас выбирать не приходится, в стране начинается тяжелый экономический кризис. И я понял, что дальше находиться в России для меня просто недопустимо.

Я принял решение не оставаться тут и релоцироваться, тем более в результате этих событий я остался без хорошего места работы – компания фактически закрылась. Я принял решение релоцироваться в ЕС, чтобы сохранить в целостности свое восприятие, чтобы не вариться в зловонном информационно-пропагандистском бульоне российского общества, приспосабливаться к этой новой действительности и норме.

В России я вижу много людей, которые сначала повозмущались, попереживали, а теперь успокоились, сели, подумали — надо как-то жить дальше, и стали пытаться жить дальше, делая вид, что ничего не происходит. Этого конформизма в моей социальной среде в России сейчас очень много. Некоторые из них даже радуются облегчению санкций — поставки комплектующих для самолетов ("ну слава богу, договорились"), участвуют в урбанфоруме, беседуют про велбиинг (“проблемы городов никуда не делись, жизнь продолжается").

Говоря о своем поколении, я осознал недавно, что мое рождение и взросление было синхронно со сменой эпох: Я родился в середине 80-х, в самом конце тоталитарного СССР, когда Горбачев начинал Перестройку, пошел в школу уже в новой России, в начале моего взросления к власти пришел Путин, и все мое взрослое развитие проходило при нем. Сначала был вектор развития, потом наступила ощутимая стагнация. Но и в это время сохранялась некая иллюзия, скорее надежда на скорое развитие.

Существовал этот пузырь веселой и прогрессивной московской жизни, в котором существовали мы, стараясь не обращать внимания на происходящее в стране, жить своей частной жизнью и делать нестыдные проекты, которые улучшают повседневную жизнь людей. Это была культурная социальная, отчасти профессиональная среда, в которой государственное мракобесие и людоедство тебя никак не затрагивало, ты с ним вообще не соприкасался.

Но на кухне всегда работал радиоприемник, из которого шли знакомые с детства звуки заставок и голоса ведущих «Эха Москвы». Они всегда воспринимались мной как что-то постоянное. И вдруг через несколько дней после начала войны «Эхо Москвы» замолчало — эта тишина была страшной и оглушающей, признаком точки перелома, будущее за которой уже никогда не будет как прежде.

Recent Posts

See All